собака СПб 05.2020

Изменить мир к лучшему

собака, май 2020

Президент Бостонского Института Эстетической Медицины и совладелец клиники БИЭМ в Петербурге в конце 1990-х совершил революцию — первым привез в Россию оборудование для лазерного отбеливания зубов. А сейчас уверен: стоматология после пандемии станет безопаснее.

Частная стоматология, как и многие другие сферы, поставлена на паузу из-за эпидемии коронавируса. Чем сейчас живут клиники БИЭМ в Петербурге и в Москве?

Мы работаем как неотложная помощь. Бригада из ограниченного числа работников выезжает в клинику для приема экстренного пациента. Стоматологический бизнес имеет очень маленький запас прочности. Приход отсутствует, а расходы-то остались! Что такое отсрочки? Бизнесу придется заплатить через полгода в двойном размере все налоги и аренду. К счастью, наши арендодатели дали скидку, ведь лучше сейчас меньше заработать, но не дать бизнесу погибнуть.

Как пандемия изменит работу ваших клиник в России?

Будут новые эпидемиологические правила. Вирус достаточно легко передается. Осложняется ситуация тем, что многие COVID-положительные в отсутствие симптомов не подозревают о своем заражении. Конечно, стоматологический кабинет и в мирное время дезинфицируется тщательно — в этом плане мы безопасны. Но с другой стороны, мы работаем в полости рта и носоглотке, где находится очаг инфекции, поэтому вероятность передачи вируса стоматологу без спецзащиты при контакте с пациентом почти 100%. Тут будет недостаточно обычных хирургических масок — врачам понадобятся респираторы с карбоновым фильтром. В БИЭМ наймем дополнительный персонал, который будет проводить инфекционный контроль. Мы уже заказали маски с большей фильтрующей способностью и защитные экраны для лица.

Для ваших американских клиник это тоже актуально?

Да, они работают только с экстренными случаями уже два месяца по настоятельной рекомендации Американской ассоциации стоматологов — это почти то же самое, что государственный запрет в России. Но рейды с полицией в США не устраивают. И существует поддержка государства. Во-первых, назначена единовременная выплата каждому гражданину с доходом меньше $75000 в год — $1200 взрослому, $500 ребенку. Плюс каждому потерявшему доход из-за режима ЧС (а он введен Трампом во всех пятидесяти штатах) положено $600 в неделю, как надбавка к пособию по безработице. И, наконец, пособие по безработице составляет примерно половину от зарплаты.

БИЭМ был основан в Соединенных Штатах, а в 2006 году была открыта первая клиника в России, в Москве. Как вы к этому пришли?

Еще в Бостоне мы с моим партнером, доктором Иветтой Шварцман, организовали учебные программы для повышения квалификации стоматологов. К нам на обучение приезжали врачи из разных стран, в том числе и из России. Но тогда, в 1999 году, получить американскую визу было трудно, и мы с Иветтой стали приезжать в Москву с лекциями. Конечно, российские друзья просили проконсультировать и полечить. Для этих консультаций я даже снимал отдельный кабинет, но пациентов становилось все больше, и стало ясно, что этого мало. Так и появилась идея открыть клинику в Москве, реализовал я ее в 2006 году. Но я родился и вырос в Ленинграде, если быть точным, в Пушкине, и мне всегда хотелось сделать что-то для Петербурга. И в 2015 году я открыл первую клинику БИЭМ здесь.

Сейчас вы живете в Бостоне. Почему вы переехали и выбрали именно этот город?

Папа был военнослужащим, мама — медсестрой. Я окончил факультет стоматологии Ленинградского мединститута(ныне СПбГМУ им. Павлова. — Прим. ред.), шесть лет работал в Новосибирске по распределению, но работа мне нравилась, поэтому задержался там не на три года, а дольше. Потом вернулся — все складывалось хорошо. Но в конце 1980-х мы с женой решили уехать: ситуация в стране была слишком непредсказуемая. К счастью, друзья помогли устроиться в Бостоне. Изначально этот город представлялся мне самым европейским из американских, как минимум архитектурно — так и вышло. Это один из моих любимых городов, здесь я окончил еще один стоматологический университет Tufts. Но на первом месте навсегда Петербург.

Вы ведь первым привезли лазерное отбеливание в Россию?

Да, БИЭМ стоял у истоков лазерного отбеливания. Тогда, в начале 1990-х, и в Америке эта процедура была в диковинку. Затем вместе с компанией BriteSmile мы открыли первый в Бостоне центр по отбеливанию зубов, а потом первыми привезли технологию офисного отбеливания в Россию. На профессиональных выставках нас критиковали и говорили, что мы портим людям зубы. А теперь эта процедура есть почти во всех клиниках. Вместе с партнерами в 2002 году я выпустил учебное пособие «Современные методы отбеливания зубов», которое пережило второе издание в 2011.

Желание изменить мир к лучшему – вот фактор успеха.

Как бизнесмен вы состоялись в США, там же прошли программу подготовки топ-менеджеров Высшей школы управления и бизнес- образования. Отличаются ли факторы успеха в Америке и в России?

Они абсолютно одинаковые везде — любовь к своему делу и желание изменить мир к лучшему. Сейчас я пишу книгу с рабочим названием «Как выбрать правильного врача?», и одна из моих мыслей — надо лечить не болезнь, а человека. Часто пациенты хвалят докторов, которые, как им кажется, устраняют проблему за час, но это неверно. Стоматология — не исключение. Грамотная диагностика позволяет увидеть не просто кариес, а важные проблемы в организме, которые можно и нужно устранить.


    Запишитесь на консультацию & задайте вопрос специалисту БИЭМ Санкт-Петербург

    БИЭМ СПб логотип

    Контакты

    Телефон:

    199397 Санкт-Петербург
    ул. Кораблестроителей, д. 30а, корпус 7

    Режим работы:
    Понедельник – пятница
    с 9.00 до 21.00.
    Суббота с 9.00 до 16.00.
    Воскресенье выходной.

    infospb@bostoninst.ru

    © 2006 – 2021 Бостонский Институт Эстетической Медицины Санкт-Петербург (неофициальный сайт).
    Использование любых материалов сайта без согласования запрещено.

      Запишитесь на консультацию & задайте вопрос специалисту БИЭМ Санкт-Петербург